Главная / Новости / Жильё \ Жизнь / Правильная ярмарка для правильных крестьян

Правильная ярмарка для правильных крестьян

02.01.2015 13:32    Добавил: Редакция


Как сообщает администрация г.Голицыно:
У платформы Голицыно (Одинцовский район Московской области) — позитивные желтые палатки, человек на ходулях (его даже из поезда видно), дед Мороз, и гармонист со стайкой девушек. Это — предновогодняя ярмарка для жителей.

Правильная ярмарка для правильных крестьян

Городок Голицыно вроде бы невелик, погружен в подмосковные поля, а купить его жителям нормальную еду так же сложно, как обитателю центра Москвы. Это с одной стороны, а с другой — крестьянам со своей продукцией до стола потребителя не добраться. Ярмарка свела крестьянина с покупателем, и эти «с одной стороны» да «с другой стороны» просто аннигилировались, как частица с античастицей в ядерном ускорителе. Вот купец, вот товар, а вот и покупатель, что может быть проще.

Правильная ярмарка для правильных крестьян

— Проще? — Михаил Микоц, глава НП «Объединение сельскохозяйственных и промышленных производителей в сфере потребительского рынка» проводит ладонью по лицу, — Да это самое трудное! Если бы не такие подвижники, как мои коллеги, и не нормальные главы районов и городов, как тут, крестьяне сами бы ели свою продукцию. В феодализм бы вернулись.

Микоц стоит посреди палаток, возле декоративной деревянной лестницы, высокий, в синей куртке, ничем от покупателей не отличается. Но вокруг него все тут крутится. Ладно, не отвлекаю, пошел по рядам.

Правильная ярмарка для правильных крестьян

И сразу встал, как вкопанный. Колбаса из оленины.

— Это что, диких оленей ловите?

— Зачем? — девушка привыкла к недоуменным вопросам, — Под Чеховым Московской области есть ферма. Рядом и переработка. Выращивать оленей на мясо очень сложно. Поэтому и цена… Они живут в гигантских загонах, как будто на воле, а иначе никак, они же дикие, не коровы.

Хотя что цена? 450 рублей за батон колбасы. Для Москвы ерунда. Но Голицыно, хоть и недалеко от столицы, не Москва.

— Подходят, спрашивают — «это за килограмм? Нет, за штуку?»

И тем не менее возвращаются и покупают.

— Ну понятно, что дерьмо из бумаги в сетевом магазине дешевле, — суетится с кошельком Марина Быстрова, жительница города, — Но ту же колбасу в рот не вотрешь! А эту брали и будем брать. Да и не так чтобы дорого, если подумать. Батоны-то увесистые.

А еще есть конина. И дичь. Но это — пока всего лишь одна палатка. Иду к другой, за прилавком — два молодых парня, лучшие представители вежливых кавказцев, не тех, что хулиганят по Москве — красивые, рослые, сами выращивают, сами торгуют.

Правильная ярмарка для правильных крестьян

— У вас тут как в Дамаске или в Каире где-нибудь! — говорю им, оглядывая прилавок, на котором в холщовых стильных мешках — специи, ассортимент действительно поражает и заставляет вспомнить восточный базар.

— Это с нашей фермы под Геленджиком, а вот это из Абхазии, — парень дает мне попробовать сначала зеленую аджику, потом ее же, но кирпичного цвета, — Зеленая в России идет не очень, а у нас продукт номер один зимой, им заправляют, когда нет возможности положить в блюдо свежий перец с грядки. Он поострее, чем красный. Пробуйте, что за торговля, если не пробовать!

Правильная ярмарка для правильных крестьян

Пробую. Пробирает. Мужчина берет сразу несколько баночек зеленого горлодера.

— Ну, а что? В суп немного, и обед состоялся!

— А есть такое в простых магазинах? — интересуюсь у девушки-покупателя.

Сам-то я не так чтобы знаток московской торговли.

— Да Бог с вами, молодой человек! — девушка даже отрывается на секунду от изучения мешочков, чтобы посмотреть, кто тут такой наивный выискался.

Конечно же, очередь к белорусам. Это завсегда: стоит белорусским аграриям развернуть прилавок, как к ним выстраивается очередь. Колбаса, мясо, сало.

Правильная ярмарка для правильных крестьян

— Попробуйте!

— Да что пробовать! — Светлана Филиппова растворяет сумку, — Клади, заворачивай. Спасибо главе, что такую ярмарку устроил.

А глава Голицына Александр Дудоров тут как тут, пришел посмотреть, задалась ли ярмарка, купил абхазских мандаринов, какой-то мальчишка к нему подбежал, а он ему этот мандарин и дал.

— Народ задабриваете?

— Вы не поверите, мне, когда во «В контакте» пишут горожане, каждый второй вопрос — «когда ярмарка будет?». Вот, сделали. Тут раньше, в царское время, было торговое место ярмарочное, пенька, лен, дрова. Возродили традицию. И дело, конечно, не столько в импортозамещении, потому что слово это «высокое», а чтобы фермер мог продать без проблем, а хозяйка купить. Хозяйки сами уже от импорта отвернулись, да заменить нечем, они стихийно на это самое импортозамещение переходят, потому что есть импорт невозможно. Я не про бананы, понятно, только сыт не будешь бананами. Сделали ярмарку, теперь она тут всегда будет, люди спасибо скажут.

Правильная ярмарка для правильных крестьян

— Спасибо! — услышав кусок нашего разговора, благодарит главу пожилая пара.

— Всегда пожалуйста! — парирует глава.

Спрашиваю главу, вот вроде выгода обоюдная, и крестьянам, и горожанам, но почему же так мало таких ярмарок?

— Ну почему мало? — задумался Дудоров, а потом рассмеялся, — Ну да, маловато. Хотя сейчас больше стало. Власть этим очень серьезно занимается.

Дудоров не так давно главой стал. Погружается в проблемы, как говорится. Набор проблем стандартный: дороги, землеотвод, ЖКХ, социалка. Общение с горожанами по социальной сети — не дань моде, а совершенно необходимая штука в наше время. Хотя понимают это далеко не все чиновники. Дудоров понимает, и именно поэтому занялся торговлей. Вот через площадь стоит многоквартирный дом, небоскреб по местным масштабам. Скоро приедут новые жители. Приедут за природой и «экологией». А где им продукты-то покупать? Смотреть вперед надо, а чтобы вперед глядеть, надо понимать, что сегодня происходит. Общение с жителями без регламентов, часов приема и галстуков — лучший способ.

Правильная ярмарка для правильных крестьян

Дудорова меж тем завлекли на стенд, где продают поделки из липы. Два мастера, колоритных, бородатых, один из Архангельска, другой из Твери, суровы на вид, но глава берет в руки деревянные ложки, и показывает класс игры на этом нехитром инструменте. Мастера тают.

— Вот, казалось бы, ехали поторговать сюда, думали, кому мы тут нужны со своей красотой. Народ в глубинке беден, поесть бы. И так приятно, что тут есть свой покупатель, что красота тоже нужна. Будем теперь здесь тоже торговать! А вообще — на православную выставку на ВДНХ заходите, у нас там аншлаг.

Вот какого уровня люди по зову Михаила Микоца прибыли в Голицыно. Кстати, не о еде — вижу чувашский трикотаж. И тоже аншлаг.

— У нас в организации многие сотрудники из Мордовии, — говорит Микоц, подводя меня к чувашам, — А это наши соседи. Прорваться в Москву не могут в принципе.

В самом деле, как им прорваться, если рубашки по 300 рублей, они всю столичную торговлю обвалят своими ценами.

— Фабрика «Нарспи», — называет продавец прославленный в советское время бренд чувашского трикотажа.

— Жива фабрика?

— Как видите! Лучшее сырье, цены тоже лучшие.

— А у соседей подороже! — говорю.

— Ну так у нас верблюжья шерсть! Вы знаете, сколько в России осталось верблюдов? — кричит мне продавец верблюжьих варежек через ряд.

Ох, сколько же мы всего грохнули в России: при царе, как пишут путешественники, южнее Царицына — были стада этих верблюдов…

Ну и уж совсем мне, горожанину, срамно, что утку в последний раз ел лет 20-30 назад, чуть ли не в детстве… Какая уж тут утка, когда курицу-то нормальную в Москве не купишь. А вот вам — тамбовская утка, как раз к новогоднему столу, и недорого, и увесистая. И цыплята. Открою тайну — пока дома писал этот репортаж, одного цыпленка уже съел, успел приготовить. Ну что сказать? Ничего похожего по вкусу не припомню. Остро, нежно, языку проглотишь. Фермеры тамбовские «рулят», как говорит молодежь. Сразу, по товару видно: корма лучшие, свобода птичьей жизни, свет солнца, чистая вода. Прямо вот смотришь на птицу, и видишь ту красоту, где она росла.

Заезженное выражение «всего не опишешь» подходит к этой ярмарке как нельзя лучше. Уходят люди с тяжелыми пакетами.

— Новый год на носу, поедем в деревню, порадуем, — делится Кирилл, — В деревне у нас бабушка, хозяйства у нее нет, часто плачет — «в родном доме живу, а свеженького не вижу», вот, будет ей свеженькое. Эх, разорили деревню, такой позор!

— Ну и возвращался бы туда! — одергивает его жена.

— И вернусь!

— А вы бы вернулись? — спрашиваю у женщины.

— А что? Дом сделать, так и вернусь. Вышел с утра, на траву встал, не то что в городе, выхлопы нюхать.

Некоммерческое партнерство не в первый раз такие ярмарки проводит. Собственно, в этом и заключается бизнес Михаила Микоца и его друзей — дать рынок сбыта крестьянину, фермеру, малому аграрному предприятию. Дать и прилавок физически, и знания о маркетинге. Чтобы и сам продавать мог.

Правильная ярмарка для правильных крестьян

— Помогает правительство Москвы, Подмосковья, главы районов, Минсельхоз помогает, — говорит Микоц, — Кому-то кажется — ну что это — продать уточку, продать колбас оленьих… Баловство, говорят, разве это объемы! Ан нет, из этих малых ручейков складывается большая экономика. И больше скажу — без этих ручейков она пересохнет, как не бывает Волги без притоков. Кстати о Волге, тут еще наши чувашские друзья есть, пошли — познакомлю.

Гармонь играет, девушки поют, и, хотя пошел мокрый снег, уходить не хочется.

Алексей Морозов — «Крестьянские ведомости» — фото автора.




  • ВКонтакт Facebook Google Plus Одноклассники Twitter Livejournal Liveinternet Mail.Ru
  • 0
  • 795 просмотров
  • 0 комментариев